Инклюзивная социальная среда подразумевает не только комфортную городскую инфраструктуру, но и доступ к образованию и культуре.
Координатор Салтанат Мурзалинова-Яковлева рассказывает историю Центра социальных инклюзивных программ, главной задачей которого является интеграция в «обычное» общество детей и подростков с особыми потребностями.

Артур и Катя. Ему 15, ей 11. У него аутизм, у нее – задержка психического развития. Красавица мама Оксана, у которой есть еще старшая дочь. Оксана – стойкая несгибаемая леди невероятной красоты. Когда она только пришла к нам, на ее лице было написано “ну и что вы мне тут покажете, давайте поглядим, видели мы все это”. Сейчас это одна из самых активных понимающих мам. Артур давно стал другом всем ребятам, а Катерина – звезда спектаклей.
Артур учится в пятом классе. И недавно мы с его одноклассниками рисовали социограммы – кто друг от друга дальше, кто ближе. И вдруг, сложив все рисунки вместе, ребята увидели: Артур дружит со всеми. Как так? А вот так: с каждым он обязательно поздоровается, с каждым попрощается. Отзывается на предложение каждого поиграть, реагирует на все фразы, обращенные к нему, очень добрый, легко делится со всеми тем, что у него есть. Так получается, с изумлением говорят ребята, это мы особенные, а он – самый здоровый из нас, самый нормальный.

Дамиру почти 16, он слабослышащий, и у него есть признаки аутизма. Но, вообще-то, как тут не появиться аутизму, когда во всех школах, куда его отправляли в надежде, что он подружится с ребятами, его били, над ним издевались. Дамир привык отвечать на все действия агрессией, притворяться, что не слышит, когда ему это удобно. Заговорил он тогда, когда его друг Саша – подросток из приемной семьи, невероятной ответственности и доброты парень, сказал ему: Дамир, я хочу с тобой общаться, но надо, чтобы ты говорил. И Дамир заговорил. Наверно, потому, что появился человек, которому было нужно слышать Дамира. Слышать, понимать, дружить. Саша был невероятно счастлив этому факту.

В 2016 году мы запустили проект “Инклюзивный спорт”, мы впервые пригласили к сотрудничеству семьи с нормотипичными детьми. Нам было очень интересно, откликнутся ли, как отреагируют. Мы тогда не знали, что стояли у истоков совершенно нового для нашего государства явления – равноправной инклюзии. Не праздников, когда перед обычными людьми выступают особенные, а им хлопают, дарят подарки и жалеют втихаря. Не одноразовых акций, а ежедневного общения. Сейчас наши подростки из инклюзивной команды гордятся тем, что особенные ребята научились обижаться. Значит им не все равно, говорят они, ведь это тоже реакция.

В проекте более 50 семей с разными детьми. И все приходят совершенно различными путями. Кто-то узнает от друзей, кто-то читает нас в социальных сетях. Что радует – в последнее время к нам чаще стали обращаться семьи именно с нормотипичными детьми. Для осознанных родителей становится ценностью инклюзивное общество. А если родительская позиция такова, то и ребенок будет придерживаться ее.
Итак, в 2017 году наряду с инклюзивным спортом мы запустили инклюзивные мастерские. Вот здесь нас ждало большое количество открытий. Например, мы увидели, что есть педагоги и тренеры, которым действительно интересно работать с инклюзивными командами. Они с большим интересом посещали наше обучение, практиковались, изучали особенности. Их горящие глаза и искренняя радость при успехах каждого ребенка, обычный он или особенный, вдохновляли нас. Вместе с нами они перенимали ценность команды. К этому вопросу мы вернемся в конце нашей статьи.

Инклюзивные занятия проводились как в помещениях, так и на улице. Ребята в этот период очень многое создавали своими руками, исследовали явления, общались. И уже в 2018 году мы запустили экспериментальное инклюзивное образование. Этому предшествовали тренинги в школах, которые мы провели совместно с управлением образования города Алматы. Это были восемь выездов, главной целью которых было вместе с нашими ребятами познакомить педагогов и родителей с явлением социальной инклюзии. Наши дети вместе с нами выезжали в школы, проводили открытые уроки, инклюзивные игры. Это стало для нас очень важным периодом, который позволил еще раз понять ценность команды.

Изучая тему образовательной инклюзии в нашем государстве, мы поняли, что огромное количество нормативно-правовых актов и иных документов посвящено особенному ребенку: вопросам сопровождения, оценивания и прочая. Но никто не уделяет внимания формированию самого социума, среды. Если говорить простым языком, никто не работает с нормотипичными детьми. А ведь именно они и составляют ту самую среду, куда мы включаем особенного ребенка. Если среда равнодушна или, хуже того, агрессивна, все усилия по выработке техник сопровождения будут сведены к нулю. Однажды на конференции по инклюзивному образованию в Болгарии была произнесена очень хорошая фраза: “Можно построить пандус, чтобы ребенок на коляске смог подняться на второй этаж. Но гораздо важнее ответить на вопрос, кто его там встретит. Кто будет с ним дружить?”

В 2019 году мы интегрировали нашу инклюзивную команду в одну из обычных школ. Это частная школа “Дана”. Перед этим шла активная подготовка. И тем не менее многие учителя оказались не готовы к дополнительным сложностям, к необходимости понимать, принимать, создавать новые технологии уроков. Нам очень повезло с владельцами и администрацией школы, которые верили и продолжают верить в необходимость и эффективность инклюзии.

В нашей команде помимо детей с физическими и ментальными особенностями появились дети с психологическими особенностями, например, находящиеся в ремиссии после онкологических заболеваний, а также дети из приемных семей.
Перед нами стоит задача – убедить педагогическое сообщество в необходимости работать, прежде всего, с нормотипичными детьми, с необходимости делать их своими союзниками в создании инклюзивного общества. Во многом это огромный шанс на нравственное развитие современных детей, спасение от постоянного бессмысленного виртуального общения, от равнодушия, агрессии, ставшей столь популярной травли – буллинга.

Мы получаем много писем и запросов от различных регионов Казахстана. Расширяя карту единомышленников, которые помогают нам идеологически и финансово, мы увеличиваем команду и накапливаем ресурсы для работы по запросам в любом городе Казахстана.
Возвращаясь к вопросу команды – мы часто говорим об этом с нашими подростками из инклюзивной команды. И вот недавно обсуждали, что здесь, в инклюзивной команде, они учатся, прежде всего, быть людьми. Кем бы они ни стали, какой бы профессиональный путь ни выбрали, то, что будет заложено сейчас, станет базой для развития их личностей. Это понимание пришло не от нас, взрослых, а от них самих.
Поэтому наш Центр социальных инклюзивных программ – это сообщество. Сообщество верящих в то, что мир – для всех.