«Если вы будете просто говорящей головой – то считайте, что вы проиграли несколько десятков лет в этой технологии. Трансформация информации в практику связана с перестройкой традиционного процесса обучения».

Доктор психологических наук, руководитель казахстанского отделения Международной Академии Психологических наук Мария Кузубова рассказала нашему порталу о том, как в сфере дополнительного психологического образования реализуются такие инновационные методы, как онлайн обучение, геймификация и ориентация на формирование умственных действий.

— Мария, как дополнительные курсы, которые вы предлагаете в академии, помогают повысить уровень знаний и квалификацию специалистов? Чем они отличаются от традиционного базового образования?

-Образование психологов носит специфичный характер. Мы работаем с людьми, у которых уже есть базовое высшее образование. Обучаем их по нескольким направлением. Существует база, связанная с изучением в вузе психологических дисциплин: общей, социальной, возрастной, педагогической, экспериментальной психологии, психологии труда, эргономики, патопсихологии, медицинской психологии, психолингвистики, и многих других, то есть всех дисциплин в рамках обучения по специальностям «практическая психология», «Преподаватель психологии» «Клинический или медицинский психолог». Чтобы человек мог работать вне научной сферы, ему надо обязательно получить специализированное образование. В практической психологии такое образование представлено модальностями, по сути это узкая практическая специализация в каком-либо направлении, для получения инструментов и методологии для практической работы с людьми в индивидуальном консультативном процессе или в групповых, тренинговых процессах. Также мы обучаем специфике работы в консультации и навыкам ведения тренинга — базовым вещам, которым, по идее, студенты должны обучаться в вузе. И, мы готовим специалистов в областях: арт-терапия, телесно ориентированная психотерапия, сказка-терапия, интегративная психотерапия.

Если сравнивать наши курсы с традиционной системой образования, то обучающие процессы мы выстраиваем как инновационные. У нас почти нет лекционных, или семинарских занятий, уроков, или экзаменов. Обучающий процесс состоит из тренингов, практических групп поддержки, творческих заданий и процессов интервизии или супервизии. Перестраиваем логику образовательного процесса – сначала организуем практику, благодаря которой студент приходит к обобщенным выводам. В то время как обычная система строится так: сначала теория, а потом переход к практике. Наша задача как можно качественнее организовать практическую часть, чтобы человек что-то практически попробовав и организовав свое действие, смог на этой базе сделать для себя выводы, выстроить схемы действий и провести теоретические обобщения. Практическое действие, отделенное от обобщения и выводов – бессмысленно. Я умею делать, но не понимаю механизмов этого действия. Как в свою очередь — теоретические знания без структуры действий не приносят результатов.

Мы понимаем, что современное очное обучение в вузах устаревает. Принцип передачи знаний «из уст в уста» уже не актуален. Большую часть образовательного процесса мы стараемся переводить в онлайн. Мы используем со своими партнерами, разработчиками онлайн курсов, сразу несколько направлений. Часть материалов мы переводим в формат дистанционного обучения, часть организуем посредством вебинаров. Мы делаем, так же онлайн-курсы, которые по технологическому обеспечению отличаются от традиционного процесса образования. Разработчик онлайн-курсов должен не только ориентироваться в программном обеспечении, что сейчас не самое важное – поскольку рынок платформ очень подвижен и совершенствуется в плане доступности. Очень важно, чтобы человек разрабатывающий онлайн курсы имел представление о целях, задачах, хорошо владел учебным материалом и представлял, как он может быть подан через онлайн-курс, как история. Онлайн-курс начинается со сценария и этот сценарий достаточно подробно, и главное интересно, представляет то, что вы знаете о своем предмете, переводя его в визуальный образ плюс текст.

-Как онлайн обучение становится практикой, которая как мы знаем предполагает непосредственный контакт, тесное взаимодействие ученика и учителя?

-Это самая большая проблема для обучения на психологических специальностях. Здесь велик соблазн уподобиться говорящей голове в обычном лекционном формате. Способов разработки онлайн-курсов очень много. И если вы будете просто говорящей головой – то считайте, что вы проиграли несколько десятков лет в этой технологии. Трансформация информации в практику связана с перестройкой традиционного процесса обучения. Сначала вы предлагаете поле для эксперимента, а потом просите создать на этом какой-то продукт. Каждый, кто подключается к вашей платформе, пробует себя.

Надо мыслить обучающий курс как создание сюжета, который зацепит аудиторию. Чаще всего в онлайн обучении мы вынуждены придумывать персонажей, с которыми бы себя смогли идентифицировать участники курса. Их нужно придумать, с ними должна происходить такая же идентификация, как при чтении художественной литературы. В этом смысле, разработчики курсов должны быть литературно грамотны. Очень важно, уметь создавать эмоциональный отклик на поступки персонажей. В онлайн-курсах мы можем выбирать любой персонаж и сюжет, любую логику подачи материала. Чаще всего современные разработчики стараются сделать что-то похожее на сериал. В онлайн-курсах у вас есть возможность выбора здесь и сейчас, так делается в социальных проектах . Например, курсы по безопасности, борьбе с наркотиками и использованием оружия часто вовлекают зрителя, останавливая действие, для того, чтобы тот, кто смотрит, сделал выбор, например, из двух альтернатив, и действие продолжается дальше, в зависимости от выбора зрителя.

Например, в США популярностью пользуются интерактивные социальные ролики, которые отвращают подростков от ношения и применения оружия. В них действую типичные подростковые персонажи, с которыми вы себя быстро идентифицируете. Вам предлагают выполнить ряд действий, а потом нажать на кнопку выбора. Например, подростки собираются на школьном дворе, чтобы пойти на вечеринку. Вам предлагают выбрать, пойдете вы или нет и т.д. В любом случае все ведет к решению использовать вам оружие или нет. Вы всегда можете вернуться на любой из этапов и посмотреть, что будет, если вы сделаете другой выбор. Можно сделать героев анимированными, похожими на вас, а саму историю терапевтической. Можно предварительно вводить какие-то характеристики, с которыми вы себя идентифицируете, как в игре. Выбираете: есть ли у вас семья, родители, домашние животные и т.д.

Как в онлайн-обучении обеспечивается контроль качества образования?

-В онлайн-обучении обеспечение контроля специально продумывается и создается, как отдельный блок в обучающем процессе. Часто, в онлайн-среде формы контроля носят менее личностный характер, чем в очном образовании. Самый большой блок в онлайн-курсах, который готовится заранее — это блок домашний заданий, то, в какой форме они будут реализовываться и насколько они будут адекватны аудитории. Очень часто люди учатся онлайн походя, как будто это фон для обыденной деятельности. Поэтому большую нагрузку приобретают домашние задания. Известно, что в очном обучении, они часто выполняют репрессивную функцию. В онлайн- обучении большая нагрузка ложится на структуру домашнего задания. Есть принципиальные моменты. Например, вы точно знаете, что любое задание в онлайн-обучении будет точно проверено. Более того, часто вы не можете получить следующую часть материалов курса, если не выполняете домашнее задание, не просматриваете видеолекции, или не проходите промежуточное тестирование. Преподаватель должен пошагово формулировать, что требуется от студентов внутри домашней работы. Достаточно часто в проверке заданий участвуют не только преподаватели, но и сами слушатели курсов Есть по этому поводу уже не мало научных исследований, которые исследуют процессы эффективности контроля домашних заданий онлайн. Например, если вашу работу проверят семь-восемь однокурсников, то средняя оценка будет равняться той, которую бы вам выставил квалифицированный преподаватель. У вас всегда есть возможность, не только пройти курс онлайн, но и сдать экзамены онлайн — один на один, при этом вас должны видеть проверяющие в реальном времени.

Большинство курсов вынуждены подстраиваться под игровые модели, чтобы зацепить слушателей эмоционально. Если вы посмотрите Coursera, очень академический портал, «Открытое образование», «Магистерию», или «Постнауку» – то убедитесь, что эти образовательные порталы, реализующие онлайн образование в разных сферах, стараются сделать видеоряд более динамичным, совместить видеоряд с текстом и вести игровые компоненты. Или, когда лекторы стараются разнообразить свой лекционный контент — например, в одном не безызвестном онлайн-курсе по математической статистике лектор общается с надетой на руку куклой, делая тем самым изложение материала более коммуникабельным и игровым.

-Что реально работает в наших отечественных условиях? Чем пользуетесь вы?

-В основном, мы пользуемся вебинар-платформами. У нас модальное обучение идет часто, как обычный очный тренинг, с той лишь разницей, что наши слушатели находятся по ту сторону экрана. Это обычный вебинар с обычным тренинговым процессом. Самое большое количество городов, которые мы подключали одновременно – шесть, такие, как Брюссель, Париж, Бишкек…Участники тренинга, так же, как в очном формате, слушают лекции, делают упражнения исследуют методики. Есть обратная видеосвязь, быстрое обратное реагирование, когда участники присылают свои идеи в общий чат. Психологическая модель образования, предусматривает работу в группе и возможность очной коммуникации

Второй формат – работа в студии, когда мы пишем курсы, которые состоят из коротких видеоматериалов разного характера от лекционного, до практического. Видео достаточно короткие, чтобы их можно было просмотреть за один раз. Мы делаем тематические обращения в пределах небольшого промежутка времени, и дублируем их текстом, который носит более академический характер, глоссарием и небольшими тестовыми заданиями. Если в видеообращении мы стремимся избегать серьезной терминологии, то в текстах требуем от читателя большей познавательной активности, снабжая его списком литературы, которая открывается в один клик. Таким образом, мы стараемся выводить студентов на академические источники. Требования к визуальному контенту серьезнее, чем в академических лекциях. У нас есть небольшие курсы, которые мы анимируем, в них есть тема и герои, там мы пытаемся развернуть тему через сюжет. Участники попадают в игровые ситуации и делают выводы. Например, наш курс по нематериальной мотивации сотрудников для HR-ов. Вы можете двигаться в логике какого-то из двух персонажей. Делаете соответствующий игровой выбор и принимаете решения, приходите к каким-то результатам — вас увольняют или повышают в должности. Все решения, которые вы принимаете, должны быть построены на материалах курса. В итоге задача курса – вернуть студента к массиву академических материалов и активнее использовать познавательные способности. Главная задача такого геймефицированного курса — сформировать у студента познавательные мотивации и ориентировать его на умственные действия.