Журналист портала Образование будущего Ольга Власенко составила аналитический портрет нового министра образования в преддверии перемен, которые, несомненно, предстоят министерству в ближайшем будущем.

61-летняя Куляш Ногатаевна Шамшидинова, 12-й по счету министр образования и науки Казахстана, человек в МОН РК далеко не новый. Выпускница Казахского госуниверситета им. Кирова, прошла путь от учителя до служащей правительства: три года преподавала химию в средней школе и десять лет проработала в обкоме партии. Дважды, сначала с февраля 2002 года по май 2005 года, а затем с апреля 2007 года по октябрь 2009 года она занимала пост вице-министра МОН. С перерывом в два года, во время которых работала в должности генерального директора РГКП «Национальный научно-практический образовательно-оздоровительный центр «Бобек»» того же МОН РК.

Сегодня ННПООЦ «Бобек» является «единственным в республике центром, осуществляющим комплексное научно-методическое обеспечение программы по нравственно-духовному обучению и воспитанию «Самопознание» на всех уровнях национальной системы образования», то есть, занимается разработкой и внедрением основ идеологического воспитания подрастающих поколений.

Менять идеологию — работа во многом близкая и понятная новому министру еще со времен взятого советской партией и правительством курса на Перестройку, когда Куляш Ногатаевна работала сначала инструктором, а потом и секретарем Талды-Курганского обкома партии. Как и о многом говорящая должность «зама», которую еще до министерства она занимала один год в начале 90-х как замдиректора Талды-Курганского областного института усовершенствования учителей, а затем уже более солидный срок, с 1996 по 2002 годы, как заместитель акима города Талдыкоргана. После шестилетнего пребывания на этом посту г-жа Шамшидинова становится замминистра МОН.

Не секрет, что немаловажной частью проводимых с конца девяностых образовательных реформ, является их идеологическое обрамление, то для чего они нужны и чем объясняется их целесообразность.

«Какой бы новой школа не была, ее основой должны оставаться ценности народа, его историческое прошлое. Задача не давать знания на пятерки, а быть нравственно устойчивым. Создавать благополучие для себя и окружающих людей. Финский эксперт, выступая, говорил о том, чтобы у каждого ребенка была возможность быть успешным. Задача школы сделать ребенка успешным и счастливым»

— заявила она телеканалу «Хабар» в интервью, посвященном школе Нового поколения, как председатель правления АОО «Назарбаев интеллектуальные школы» (НИШ, NIS), которым проработала десять лет, с 2009 по 2019 годы. Так же в интервью «Хабару» были затронуты проблемы дисциплины и статуса учителя. «Один из обсуждавшихся вопросов – вседозволенность и демократия. Родители говорили, почему вы, учителя, делаете замечания нашим детям. Поэтому есть вопросы демократии, есть вседозволенность, а есть порядок и дисциплина» — прокомментировала она темы X Международной научно-практической конференцию NIS в Астане, в октябре прошлого года.

Подстраиваться под ситуацию

Как пояснила Куляш Шамшидинова, проект НИШ действует в условиях глубоких трансформаций, изменения экологии и ухудшения здоровья человека, усиления миграционных процессов и террористических актов, когда меняется структура семьи, массовое распространение получают цифровые технологии, а рынок труда требует новых навыков. «Во многих странах мира для внедрения новшеств и инноваций в систему образования применяется подход экспериментальной площадки, или передовой школы. Комплексный подход к изменениям, влияющим на развитие познавательной и мыслительной деятельности, внедряется с сентября 2016 года. Мы разработали стандарты, которые будет внедрять учитель».

«Если новые профессии появлялись каждые двадцать, тридцать лет, то сегодня — два-три года. В этих условиях у детей необходимо развивать метанавыки. Не просто дать знания, но уметь ими управлять… Сегодня важно не просто знать, а анализировать знания, которые ты имеешь. Уметь создавать, делать. Мы должны дать навыки добывать знания»

– уверена г-жа Шамшидинова.

На то, что изменилась среда, а главное способность управлять ею, бывший вице и нынешний министр МОН обращает внимание уже давно. «Когда мы обучаем наших детей, мы еще не знаем, какие профессии, какие работы, будут востребованы. Какие проблемы будет нужно решать, когда дети вступят во взрослую жизнь» — сказала она в телепрограмме «Замандастар» в 2013 году.

Можно резюмировать, что на идеологическом, политическом уровне у государственных деятелей и реформаторов системы образования, нет ощущения уверенности в завтрашнем дне и способности государства не только планировать и как-то влиять на социально-экономические процессы в стране, но и даже каким-то образом прогнозировать их. «Сейчас нужны грамотные юристы, информатики, экономисты. Вопрос в том, сколько их нужно?» — задается, похоже, риторическим вопросом Куляш Ногатаевна в той же передаче.

«Оценка должна работать на ценность обучения… Образование – это не просто обучение читать, писать и считать. Сегодня речь идет о более обширных целях образования – вооружить людей, чтобы они могли построить благополучие для себя и для других. Вопрос в том, как превратить проблемы в возможности для благополучия себя и общества» — размышляет председатель правления NIS уже в ролике Strategy 2050.

Надо заметить в вопросах реформирования университетского образования под быстро меняющиеся сиюминутные потребности Куляш Шамшидинова полностью солидарна с со своим предшественником Ерланом Сагадиевым, который сейчас собирается уехать за границу, чтобы продолжить учебу в Гарварде. Бывший министр образования тоже видел цель реформ не в формировании и развитии фундаментальных научных знаний, а в обучении практическим навыкам. Уходя в отставку Сагадиев отметил, что в образовании его преемница разбирается лучше, поскольку стояла у истоков Назарбаев Интеллектуальных школ, которые сегодня являются прототипом нашей школьной системы. И пообещал свою помощь, если понадобиться.

Не оглядываясь назад

Нельзя обойти в карьере нынешнего министра два спорных эпизода: попытку ввести наркотестирование в школах и инцидент со сдачей ЕНТ. Идея введения наркоконтроля в систему образования появилась в первый период деятельности г-жи Шамшидиновой в качестве вице-министра в 2004 году, когда она пыталась ввести в школах и вузах общеобязательную для учащихся проверку на употребление наркотиков. Тогда эти принудительные меры встретили осуждение в лице правозащитников и общественных активистов. МОН возвращались к этой идее не один раз. Пока правоохранительные органы страны в 2017 году, официально не заявили о том, что эта мера нарушает права человека.

Инцидент с провалом ЕНТ произошел во второй период возвращения Куляш Ногатаевны в МОН на должность «зама». В 2008 году в одном из вузов Алматы 825 из 900 абитуриентов не сдали национальный экзамен. Схожие проблемы возникли еще в 21 пункте приема экзамена, а также в других городах Казахстана. Они были вызваны ошибочными действиями сотрудников Центра тестирования, и в целом, непродуманными методами его введения. Жесткой критике со стороны педагогической общественности и родителей подверглась система внедрения ЕНТ на практике. Так, например, инициативная группа уральских родителей, направившая письмо в министерство образования и науки с просьбой пересмотреть результаты ЕНТ, побывала в городском отделе образования, где родителей упрекнули в том, что они неправильно проинформированы о правилах ЕНТ. В этом чиновники от образования обвинили директоров школ, пригрозив им увольнением. Об этом, в тот год писала уральская газета «Надежда» (http://www.condensat.kz/nadezhda/nomer/120608/3.htm). Надо отметить, что репрессивные меры со стороны МОН в отношении работников школ и общественности продолжались и при Ерлане Сагадиеве, когда, в 2017 году, за критику новых учебников в соцсетях, по заявлению министра, в полицию вызвали популярных блогеров.

В 2008-м история с ЕНТ дошла до премьер-министра Карима Масимова, который потребовал провести служебное расследование и по его итогам вынес выговор вице-министру. Со своей стороны, большое количество апелляционных жалоб Куляш Шамшидинова объяснила ростом ответственности у абитуриентов и их родителей. И заверила, что все заявления будут тщательно рассмотрены. В том же году ее наградили орденом «Курмет».

В целом, нет никаких сомнений, что Куляш Ногатаевна будет продолжать начатое ей самой и ее предшественниками дело, реализацию госпрограммы и планов реформирования образования страны, в составлении которых она ранее принимала участие. Другой вопрос — как долго продлится деятельность министра уже пенсионного возраста.

Как будто бы все идет по плану, но к каким результатам он приведет, никто предсказать не берется, и, прежде всего — те, кто его реализует.