Роман в новеллах от Лайона Спрэга де Кампа, одного из основателей жанра альтернативно-исторической фантастики и величайшего мастера юмористической фэнтези, написанный совместно с Флетчером Прэттом.  Книга выходит в издательстве «Эксмо» в апреле 2019 года.

Большинство рассказов были опубликованы в период между 1950 и 1954, двенадцать в Fantasy & Science Fiction, три в Weird Tales, и одиннадцать в первом издании сборника; два дополнительных впоследствии были напечатаны в «Fantastic universe», в 1959 году, и еще один, в расширенном издании сборника в 1978 году. Книга впервые вышла в твёрдом переплёте в издательстве Twayne Publishers в 1953 году с иллюстрациями Инги Прэтт (жены Флетчера Прэтта).

Мистер Коэн вытащил из кармана пачку банкнот, взял самую верхнюю купюру и передал ее священнику. Потом он подхватил стакан с пивом и подтолкнул его по стойке к Джефферсу.
— Вот так говорит Спиноза, — сказал Витервокс, — я об этом в книге прочитал. Вы не имеете права называть что-то плохим только потому, что вам лично это не нравится. Вам следует считаться с другими людьми. Если бы океана не было, как бы вы попали в Европу?
Священник обернулся к ним и, казалось, прислушался к разговору. Очки без оправы не скрывали
ярких синих глаз, а губы его были решительно сжаты — в целом посетитель казался уравновешенным и знающим человеком.
— Это ничего не значит… — начал Джефферс. Но он вынужден был прерваться — резко распахнув двери, в бар ворвался человек, который бросился прямиком к стойке.
— Виски. Неважно какое. Порцию.
Брови мистера Коэна приподнялись, но он подал клиенту заказ. Мужчина, здоровяк в потертом костюме, слегка помятый и нуждавшийся в бритье, залпом проглотил виски, поставил стакан и сделал указательным пальцем знак, что желает получить еще порцию. Затем он ухватился огромными руками за край стойки, тяжело вздохнул и осмотрел свое отражение в зеркале так, как будто это было лицо какого-то незнакомца.
Витервокс глотнул мартини.
— Что, дружище, увидели призрака? — спросил он.
Крупный мужчина проглотил вторую порцию не так быстро.
— Не знаю, мистер, но боюсь, кое-что я все-таки увидал. И даже в церкви. — Он вздрогнул.
— Надо же! Расскажите нам об этом.Священник кашлянул, и здоровяк, казалось, только сейчас понял, кто сидит рядом с ним.
— Без обид, святой отец. Просто я кое-что увидел.
— Вы, возможно, столкнулись с каким-то видением. Неопытным людям весь мир кажется плоским…
— Послушайте, святой отец, может, вы сможете меня выручить в этом деле. Я был в церкви Cвятого Иосифа, знаете? И там был священник, маленький, смуглый, я его раньше не видел. Он как раз шел по залу и зажигал свечи. Только он их на самом деле не зажигал, понимаете? Они начинали зажигаться сами — до того, как он до них дотрагивался. Ну, я вышел из церкви… Гляжу — он идет следом. Он молился на латыни, когда уходил, и руки у него тряслись.
Мистер Коэн спросил:
— Это ведь отец Палладино, не так ли? В церкви Cвятого Иосифа? Я в самом деле слышал, что он совсем недавно вернулся из лечебницы.
— Боюсь, что вы правы. — Синеглазый священник казался не то чтобы несчастным, но крайне огорченным. Он протянул руку здоровяку. — Моя фамилия Макконахи. Не подобает нам обсуждать, какие средства использует Бог ради достижения Своих целей, но это дело довольно темное.
Крупный мужчина произнес:
— А моя фамилия Чиковски. Рад познакомиться, святой отец.
— Что же такое происходит? — сказал Витервокс. — Призраки в католической церкви? Это как-то неправильно.
— Не совсем так, — заметил отец Макконахи.
— Думаю, нам стоит обо всем рассказать, святой отец, — произнес мистер Коэн. — Пусть лучше они услышат об этом от нас, чем от кого-то еще.
Пока священник колебался, в разговор вмешался Витервокс:
— Как насчет выпить, святой отец? Пожелаете?
Отец Макконахи покачал головой:
— Нет, спасибо. Ценю ваше предложение и не желаю вам мешать; я вовсе не возражаю. Но немного вина за обедом — этого мне вполне достаточно.
— Еще мартини, мистер Коэн. А что насчет рассказа?
— Хорошо, — проговорил отец Макконахи. — Мне не хотелось бы вводить вас в заблуждение, поэтому я должен все рассказать. Но, с другой стороны, у меня сейчас мало времени; я собираю деньги на ремонт, и мне нужно…
Джефферс спросил:
— Могу ли я сделать небольшой взнос в ваш ремонтный фонд? Уверен, что Церковь не станет возражать против полученных от протестанта денег. — Он подкрепил слова делом; Витервокс также вытащил бумажник.
Отец Макконахи достал пачку банкнот, перетянутую резинкой, и добавил к ней поступившие взносы.
— Ну что ж… Полагаю, первое явление случилось здесь, в баре Гавагана, так что мистер Коэн гораздо лучше сумеет описать его. Но прежде чем он это сделает, я хотел бы, чтобы вы поняли: отец Палладино — серьезный человек, очень старательный, и по меньшей мере с виду очень благочестивый. Если у него и есть какой-то недостаток, то разве что отсутствие чувства юмора. Это едва ли следует считать грехом; но когда речь заходит о человеческой природе, чувство юмора действительно помогает иной раз облегчить наши тяготы. Мистер Коэн, что вы видели?