Казахстанский писатель-фантаст, автор нескольких бестселлеров Данияр Сугралинов получает опыт начального образования в американской школе вместе со своим сыном и рассказывает об этом в реальном времени.

Через неделю после начала учебного года Кеня решил мне пожаловаться:

— Знаешь, пап, в англичанской…

— Американской.

— …да, в американской школе у меня мало друзей.

— Сколько?

— Сейчас…— Посчитал, загибая пальцы. — Патрик, Хейден, Гленн… Этот еще, забыл имя… сложное…

Залип секунд на тридцать, пытаясь всех вспомнить.

— Девять. Всего девять. Мало, — подвел он итог, вздохнув.

Но началось все не так радужно. В первый же день его по ошибке отправили в третий класс. Мы об этом узнали, только когда забирали его из школы. Повинились, извинились, со второго дня началась нормальная учеба.

Кормят в школе хорошо и много. Бесплатно. Можно привезти ребенка за полтора часа до начала уроков, если родителям надо на работу. Там ребенок позавтракает, поиграет с дежурными учителями. С собой в школу приносить еду не приветствуется, разве что фрукты, орехи, снеки и чистую воду. А так их там кормят здоровой едой без ограничений, причем еще и вкусной – всякие наггеты, бургеры, пицца и такос, но при этом все в рамках рекомендаций Департамента здравоохранения.

Отдельно замечу, что бесплатно не во всех школах. В каждом штате, в каждом округе свои правила. Конкретно в нашем, Orange County, решили так. Слышал, что даже там где платно, стоит это недорого. Что-то около $3 в день. Для Америки эта сумма примерно как у нас двести тенге, если пересчитывать в товары.

В классах позволяется во время урока походить, сходить на кухню (она прямо в классной комнате) и перекусить или попить воды из кулера.

В каждом классе проектор, планшеты, игрушки. Часто учитель переносит уроки на улицу и наглядно что-то показывает и рассказывать. Скажем, когда учили таблицу умножения, вышли во двор, и учительница мелом рисовала «классики». Столбцы-линии отлично помогают понять принцип умножения. Две линии по два столбца. Прыгаем по ячейкам… Сколько прыжков? Четыре, правильно, молодцы.

Основные предметы во втором классе такие: английский язык (чтение, понимание, письмо), математика, физкультура, искусство (вроде нашего рисования), пение, обществознание (что и как работает в обществе), естествознание.

Система электронного тестирования проводится регулярно, выясняются пробелы в знаниях и в дальнейшем на них делается упор. Табель оценок за четверть довольно комплексный — оцениваются не только знания, но и персональные характеристики вроде общительности и понимания своих сильных и слабых сторон. Звучит сложно, на деле все просто.

По многим дисциплинам градация такая: ниже проходного уровня, требует улучшения, проходной уровень, выше проходного уровня, выдающийся уровень. Все, что ниже проходного, требует дополнительной работы. Это делается в продленке или дома. Скажем, в начале, когда Кеня проседал по знанию языка, нас просили ежедневно по полчаса заниматься с ним чтением и изучением новых слов.

На днях в школьном приложении пришло в личку от учительницы Кенни:
«Сегодня во время лабораторной работы по измерению вещей Кенес бегал за Патриком по классу. Я остановила его и сказала, что он не должен бегать по классу во время лабораторной работы. В ответ он закатил глаза и сказал, что уже все сделал. На следующем уроке он ковырялся в носу. После этого я сказала ему, чтобы он пошел и помыл руки. Он снова закатил глаза. Я объяснила ему, что закатывание глаз — проявление неуважения, и он не должен так делать. Тогда он снова закатил глаза. Я уверена, что он меня понял, ведь он показывает огромный прогресс в языке. Однако, если он все-таки не понял, прошу вас поговорить с ним и объяснить, что закатывание глаз недопустимо в общении с учителем».
Надо заметить, что за этот учебный год подобных сообщений по разным поводам, касающимся поведения Кенни в школе, я получил множество. Причем, каждый раз по разным, так что ответил по старой схеме:
«ОМГ, опять? Я обязательно поговорю с ним. Возможно, он действительно не догадывается об истинном значении закатывания глаз. Я объясню».

Ответ не заставил себя ждать:
«Большое вам спасибо за сотрудничество! Помощь родителей в воспитании ребенка очень важна. Мне очень жаль, что это произошло».
Чуть не ответил ей «👀».

Чуть больше года назад, в один из морозных дней, у класса Кени отменили последний урок. Родителям об этом не сообщили. Первоклашек выставили на улицу ждать родителей, так как в классе мыла полы уборщица.
Было это сразу после физкультуры. Когда кто-то из родителей написал об этом в чат WhatsApp, Лена сразу прыгнула в машину и поехала за сыном. Он почему-то не переоделся и сидел с одноклассниками во дворе школы — вспотевший, продрогший, в пуховике поверх мокрой футболки. Нахохлившийся, как воробушек. Вчерашний детсадовец-шестилетка.
Не знаю, почему он не переоделся после физкультуры, может, не успел или негде было — из школьного холла их поперли, ибо не положено. Потом, понятно, был бронхит, лечили антибиотиками в итоге.
Я никогда не стану обвинять в этом ни престарелую классную Кенни — ее, как раз, не было, и, может, поэтому все так и случилось, ни сотрудников этой замечательной алматинской государственной школы. Просто было и было. Невыдуманная история.

Я вам не рассказывал, как забирают детей в бесплатной американской школе. Примерно вот так.
В 15:30 детей, начиная с детского сада (нулевой класс, по-нашему) выводят на улицу на пришкольную территорию. Она разбита на участки — детсадовцев забирают отсюда, первоклашек — оттуда, второклашек — с такой-то зоны. Те, кого не забирают, делятся на три категории: те, кто остается на продленку, не выходят из школы; те, кто сам идет домой и те, кого везет школьный автобус.
По всей территории широкополосная зигзагообразная дорога. Огромный паркинг. Очередь из автомобилей. Никто не лезет вне очереди, будь ты хоть на «Ламборджини». Все движение строго регулируется сотрудниками школы в ярких жилетах и жезлами.
Дети в это время кучкуются по зонам с классными учителями, ассистентами учителей и полицейскими. Последние в полной экипировке — дубинка, ствол, рация, бронежилет. Охраняют детишек.
Если в течение пятнадцати минут (за это время очередь успевает полностью разъехаться) ребенка не забрали, его и остальных оставшихся детей ведут в специальную забронированную комнату при офисе. Там их кормят, играют с ними и развлекают по-всякому, только уже не учителя, а кто-то помладше — то ли стажеры, то ли аниматоры. Администратор в это время обзванивает родителей и напоминает, что ребенок, как бы, у них, и хорошо бы его забрать.

Опоздавшие родители заполняют журнал опозданий — имя ребенка, учителя, время, дата, причина опоздания.
Сегодня был последний день учебы перед весенними каникулами в американской школе округа Орандж Каунти.
— Кеня, как прошел день?
— Круто! После первого урока нам давали мороженое, потом мы готовили и ели пиццу, на последнем уроке опять давали мороженое!..
Еще они сдавали итоговые тесты за четверть, играли в лабиринт и в баскетбол.
— А еще вот, смотри… — Кеня показал сердечко, нарисованное на его руке. — Учительница нарисовала. Сказала, что любит нас.
Но не суть. Сегодня мы с Леной опоздали за ним — угодили в пробку, опоздали на двадцать минут. Но, даже понимая, что опаздываем, ничуть не волновались. И вот это чувство безопасности, знание, что с Кеней все в порядке…
Оно дорогого стоит.
Пофигизм наших школ — это просто следствие. Следствие чего-то большего.